• Сообщается от Ибн ‘Аббаса, что Посланник Аллаhа ﷺ сказал (смысл): «Тот, в сердце которого нет ничего из Корана, подобен разрушенному дому!». Хадис передал ат-Тирмизи 2913.

Особенности ваххабизма и его политическая опасность

Итак, показав сугубо политическую сущность ваххабизма, проанализируем его религиозную сторону и рассмотрим его особенности. 

Первое. Как уже упоминалось, суннитский Ислам подразделяется на четыре догматико-правовые школы (мазхаба). В среде мусульман-суннитов допускается возможность свободной перемены школы (таклида). Бин Абдель Ваххаб выдвинул тезис о необязательности таклида вообще. С течением времени, фактически, это превратилось в догматическое следование исключительно трудам самого шейха, издающимся сегодня в Саудовской Аравии массовым тиражом и служащим настольными книгами тем, кто им следует, едва ли не наравне с Кораном. В особенности пользуется популярностью фундаментальный труд шейха – “Книга Единобожия” (“Китаб-ут-Таухид”) с различными комментариями к ней. Что касается правового аспекта, то, согласно официальному суннитскому толкованию, четыре имама сумели дать свои заключения – фетвы – буквально по всем возможным положениям фикха – таким образом, ваххабиты, открыто признающие себя суннитами (еще одно их название – «Люди сунны и общины», араб. – «Ахл-ус-сунна ва-ль-джамаа») должны бы признавать, что все их действия неизбежно должны вписаться в трактовку того или иного мазхаба, следовательно, они также совершают таклид, но непреднамеренный. 
 
Тем самым, ваххабиты попросту усложняют себе задачу, пытаясь беспорядочно прибегать к положениям того или иного фикха, но не избавляя себя тем самым от таклида – ведь физически каждый из них не способен достичь духовного уровня муджтахида. Тезис ваххабитов об открытии врат иджтихада в сочетании с невозможностью изобретения нового суннитского мазхаба фактически означает, что их утверждение ничтожности таклида – не более чем демагогия.  Второе.среде суннитов признается возможность обращения к святым за заступничеством (см., напр., Муснад имам Ахмад, т. 4, стр. 456, т. 3 стр. 481 и 482). Таковое, бесспорно, нуждается в правильном понимании, чтобы избежать поклонения святым и не прийти к многобожию или не заслонить Самого Творца, но: Бин Абдель Ваххаб считает любое почитание святых проявлением неверия и многобожия (см., напр., его труд “Китаб-ут-Таухид”, раздел о единобожии и свидетельстве “нет божества, кроме Аллаха”, а также комментарий к нему в книге “Фатх-уль-Маджид”, Эр-Рияд, 1413 г.х., стр. 74 и далее). Т.е., Мухаммад бин Абдель Ваххаб прямо противоречит Сунне Пророка, отрицая достоверные предания (хадисы). 
 
На вопросе о почитании святых (а не поклонении им, как это любят представлять ваххабиты) следует остановиться несколько подробнее. Современный турецкий исследователь (суннитского толка) Хайдар Баш (Х. Баш, “Макалат. Ислам: секрет становления, Ярославль, 2000”, стр. 69) так описывает механизм обращения к святым (васила): “Например, такие фразы как “солнце освещает землю…”, “вода оживляет растительность…”, “время старит человека…”, “дерево плодоносит…”, ведут ли к неверию (куфр)? Конечно, это не является отрицанием Аллаха (куфр). Ведь описанные в примерах явления протекают по неизменным законам Аллаха (суннатуллах): солнце создано Всевышним для освещения земли, дерево – для того, чтобы приносить плоды.  В этих явлениях истинно действующий (фаил-и хакики) – Аллах… Верующий знает, что Аллах – причина причин (мусаббибу’ль – асбаб). Поскольку это знание всегда находится в форме признания в его сердце, то, вспоминая причины, он вспоминает Аллаха.  …Допустим, если один человек попросит что-либо у другого и скажет: “Дай мне это”, то его просьба не является отрицанием Аллаха (куфр). Так принято, что человек не просит это прямо у Аллаха и не обращается к Нему: “О, Создатель! Дай мне это”, а использует причины и знает, что, в конце концов, Дающий – Аллах. Использование причин настолько важно, что будет серьезной ошибкой лишь уповать на Всевышнего (таваккуль), не используя причины (тавассут). В духовной сфере все обстоит точно так же… Эта истина подтверждается аятом: “О, вы, которые уверовали! Бойтесь Аллаха и ищите причину (васила) (приближения) к Нему…” (Сура Маида, 535)… Во время битвы при Бадре Аллах помог Своему Посланнику (с.а.в.) с помощью ангелов… Аллах создает материальные и духовные действия с помощью определенных причин. А сотворил ли Аллах также в таком вопросе, как приближение к Нему (хидайат), духовные и материальные причины (васила)? Без сомнения, хидайат от Аллаха, и в то же время пророки (анбийа), посланники (мурсалуна) и их наследники, друзья Аллаха (аулийа) – причина (васила) для хидайата. В противном случае не было бы необходимости в том, чтобы Аллах посылал на землю пророков…”. И далее (стр. 77-78, 80): “В этом мире Аллах делает пророков и друзей Аллаха причиной (васила) для спасения человечества. Но и в День Суда, когда люди будут давать окончательный и неизбежный ответ за свои деяния…, пророки и друзья Аллаха также выступят в роли причины (васила) – они будут осуществлять заступничество (шафаат)… Хадисы (изречения Пророка – Т.Ч.) “У каждого пророка была своя просьба у Аллаха. Он обратился с ней к Аллаху и она была принята Им. 
 
Однако я определил и отложил свою просьбу для заступничества (шафаат) за моих последователей (умма) в Судный День” (Кутуб-у Ситта Бухари, тж. Муватта и Тирмизи, хадис 5089). “Когда наступит Судный День, я буду осуществлять заступничество (шафаат). В это время я обращусь к Аллаху: “О, Создатель! Введи в рай тех, у кого вера хотя бы с семя горчицы”. Затем снова обращусь: “О, Создатель! Введи в рай и тех, у кого вера меньше, чем семя горчицы”. (Кутуб-у Ситта от Бухари, Муслима, хадис 5091)”. Что мы видим в приведенных цитатах? Только ли то, что почитание святых на самом деле, исходя из соображений логики, не противоречит доктрине Единобожия? Только ли то, что ваххабиты отрицают доктрину, являющуюся неотъемлемой составной частью мусульманского (в том числе, суннитского) вероучения? Да и отрицают ли в действительности, если в той же «Книге Единобожия» признается факт заступничества Пророка в Судный День на основании вышеприведенных хадисов, а сами ваххабиты (как и все мусульмане) в ежедневных пятикратных молитвах молятся за Пророка, прося Всевышнего даровать ему мир и Свое приветствие? Скорее, речь идет не об отрицании, а об урезании доктрины, что, как и в случае с урезанием таклида, является не более чем демагогией.  
 
Сам факт отрицания доктрины еще не говорит об опасности ваххабизма: ведь не представляют же для христианского мира опасности, например, православные, расходящиеся с католиками по вопросам непорочного зачатия девы Марии и непогрешимости папы, а с протестантами – по вопросам иконопочитания и многим другим! Однако, в случае ваххабизма и этот, казалось бы, чисто религиозный вопрос имеет политическую окраску, позволяя иметь благовидный предлог для обвинения других мусульман в отступничестве от единобожия (ширке), тем самым оправдывая насилие в отношении собственных единоверцев, не говоря уже об остальных людях. Далее мы рассмотрим, как именно ваххабиты трактуют понятие джихада (которое на самом деле куда шире, чем “священная война”), и как именно, используя выдвинутый ими тезис о беспрекословном подчинении своим командирам, можно легко воспитывать фанатиков, готовых на все и убежденных, что место в раю для них приготовлено. Нам неизвестно, руководствовался ли сам шейх ибн Абдель Ваххаб исключительно политическими соображениями при создании своей религиозной доктрины, однако очевидно, что она чрезвычайно органично вписывается в политческий контекст кланово-племенных конфликтов между аравийскими мусульманами XVIII столетия. С такой же очевидностью история свидетельствует, что впоследствии сам шейх использовал свою теорию в политических целях. Сегодняшняя политическая обстановка, сложившаяся в мире, свидетельствует, что нет более удобной идеологии, чем ваххабизм, для воспитания социально опасных элементов: религиозных экстремистов и террористов.  
 
Третье. Для образа жизни ваххабита характерны признаки подражания жизненному укладу первых мусульман – сподвижников Пророка (ас-салаф-ус-салих), вплоть до мелких деталей (длина бороды, покрой одежды и т.д.). Отсюда и второе назвиние ваххабитов – салафиты (последователи сподвижников). Отметим, что жизнь ас-салаф-ус-салих протекала в аравийской пустыне седьмого столетия христианской эры. Характерна в этой связи иллюстрация из книги Мухаммада (ибн Абдель Ваххаба) ат-Тамими “Книга Единобожия” с комментариями Абдуррахмана ас-Саади, изданной в Москве в 2000 г. В частности, на стр. 53 там говорится: “Ширк (многобожие, придание Аллаху сотоварищей, высшая форма проявления язычества – Т.Ч.) представляет собой диаметральную противоположность таухиду (единобожию – Т.Ч.) и противоречит поклонению Аллаху. Ширк имеет две разновидности: явный – великий ширк, и скрытый – малый ширк… Малый ширк представляет собой все слова и действия, которые приводят к приобщению к Аллаху кого-нибудь, например возвеличивание творения Аллаха, не достойного уровня поклонения ему, клятва не именем Аллаха, мелкая показуха и т.п. Если ширк идет вразрез с таухидом, то он обязательно влечет за собой попадание в Огонь…”. Характерно, что не только неправильный покрой одежды, но и “мелкая показуха” (!) способны привести человека к тому, чтобы он был причислен к язычникам и ваххабиты объявили ему газават.  Усматривая проявления язычества во всех традициях и обычаях, а также духовных практиках мусульман, не согласующихся с его собственными радикальными взглядами, Мухаммад бин Абдель Ваххаб относился к таким мусульманам как к язычникам и отступникам, что развязывало ему руки в ведении захватнических войн и грабительских походов против своих же единоверцев. Особенно яростно ваххабиты преследуют шиитов и суфиев, усматривая в их почитании святых признаки многобожия.  
 
Интересна дальнейшая история ваххабизма, приведшая в конечном итоге клан саудидов на вершину светского могущества. Вот как об этом сообщает Ас-Субхани (стр. 24): “Одним из главных признаков еретического характера воззрений бин Абдель Ваххаба является то, как он обращался с мусульманами, не подчинившимися его взглядам и измышлениям: он поступал с ними как с неверными, с которыми подобает вести войну, захватывая их имущество в качестве трофеев.  Короче говоря, Мухаммад бин Абдель Ваххаб призывал к единобожию, однако, извращенному единобожию, изобретенному им самим, а не тому, к которому призывает Священный Коран, и кто подчинялся его “единобожию”, то спасал свою жизнь и имущество, а кто отказывался, то считался неверным, с которым следует воевать, имущество его захватывалось, а кровь проливалась.  На этом основании ваххабиты раздували пожар войны в Неджде и за его пределами, как, например, в Йемене, Хиджазе, отдельных районах Сирии и Ирака, разграбляя захваченные города по своему произволу, и если могли присоединить эти земли к своим, то поступали так, в противном же случае ограничивались угоном скота”. Далее Ас-Субхани со ссылкой на “Историю Саудовской Аравии” (т.1 с. 51) сообщает, что после того, как жители Аль-Ахсы отказались последовать за его призывом, три сотни человек из их числа были тотчас убиты, а их имущество поделено между захватчиками. (Не было ли это одновременно и актом мести народу за предупредительное послание их правителя эмиру Усману, послужившее поводом к изгнанию бин Абдель Ваххаба из родного города?). Еще один пример того, что ваххабизм нацелен против самих же мусульман не меньше, чем против иноверцев, приводит его горячий сторонник М.Д. Кешк в уже цитировавшейся нами книге “Ас-Саудийун ва-ль-Халль Аль-Ислами” (стр. 93): “Налеты (ваххабитов – Т.Ч.) на Басру и Карбалу (священный город мусульман-шиитов, место захоронения мученика-имама Хусейна, к которому осуществляется массовое паломничество – Т.Ч.), ваххабиты уничтожили не только могилы людей дома пророка (“Ахли-ль-Бейт”) но также среди наиболее знаменитых могил, уничтоженных в ходе двух военных походов, были и могилы Талхи и Зубайра.  
 
Если мы вернемся к началу статьи и вспомним, как Пророк Ислама обращался с язычниками (не говоря уже об иудеях и христианах), даже с теми из них, на чьей совести были тяжкие преступления перед Исламом, то целесообразно задаться вопросом об обоснованности заявлений ваххабитов о том, что они охраняют чистоту первоначального Ислама Пророка и его сподвижников. Поможет ли им оправдаться точное следование праведным сподвижникам в этикете приема пищи и покрое одежды при том, что они входят в прямое противоречие как с сунной, так и с самим Кораном? Вопрос риторический. Уже рассмотренных нами фактов достаточно для того, чтобы сделать вывод о том, что ваххабизм ничего общего с исламом не имеет, однако, список примеров на этом не исчерпывается, и интересующиеся этим вопросом могут обратиться за более детальным разъяснением к авторитетным мусульманским источникам.  На сегодняшний день Королевство Саудовская Аравия, возникшее на политической карте во многом благодаря политическому ваххабитскому движению, является единственным в мире государством, в котором ваххабизм – официальная идеология. Однако, ячейки ваххабитов разбросаны по всему исламскому миру и за его пределами. В частности, ваххабитская литература издается и в Москве, издательским домом “Бадр”. Подобная литература не дает нам повода успокоить себя тем, что со времени трагических событий в Басре и Карбале минуло более двух столетий, и что современный ваххабизм вполне мог приобрести более цивилизованную окраску, получив статус официальной доктрины целого государства. 
 
По счастью, в исламском мире, насчитывающем сегодня более миллиарда человек, к ваххабитам себя относит ничтожный процент, однако, внешняя простота культа и незамысловатость лозунгов вполне могут увлечь за собой значительные массы активного населения (в частности, молодежи) из экономически отсталых регионов. При наличии должной финансовой подпитки ваххабизм представляет собой отличную идеологическую базу для воспитания фанатично настроенных элементов, беспрекословно подчиняющихся своим командирам.  Для примера возьмем классический труд Мухаммада (ибн Абдель Ваххаба) ибн Сулеймана ат-Тамими (как звучит его полное имя) “Книга Единобожия” с комментариями Абдуррахмана ас-Саади, изданный домом “Бадр” в Москве в 2000 году (ISBN 5-8289-0022-6). В разделе “Вероубеждения шейха Мухаммада ат-Тамими” на стр. 14 цитируются слова самого шейха (который и есть Мухаммад бин Абдель Ваххаб, хотя это его отчество почему-то стыдливо опускается издателями и во всей книге упоминается лишь в предисловии): “Я… считаю, что Джихад должен продолжаться во время каждого правителя, хорош он или плох (курсив мой – Т.Ч.)… Я считаю обязательным подчиняться мусульманским правителям, если они не приказывают не подчиняться Аллаху, независимо от того, справедливы они или нет (курсив мой – Т.Ч.)”. И далее – комментарий издателей (стр. 15): “Для каждого мусульманина обязательно иметь подобные вероубеждения, а кто не принимает эти достоверные и здоровые воззрения (курсив мой – Т.Ч.), тот не относится к приверженцам Сунны и их общине, и мы боимся, что он находится в заблуждении и отклонился от прямого пути истинной религии Аллаха”.  Уместно вспомнить в этой связи Коран, самый авторитетный мусульманский источник, слова Самого Всевышнего Аллаха: “Нет принуждения в религии (дин)”  (Коран, 2:256) Выводы о соответствии ваххабизма Исламу и Корану читатель может сдлать самостоятельно. 
 
Рассмотрим еще один показательный источник, изданный все тем же домом “Бадр”. Я имею в виду брошюру М. Аль-Хатыба (ранее нашумевшую в исламском мире, а теперь добрашуюся и до России) “Ислам – призыв истины и добра” (М., 1998, ISBN 5-8289-0003-X, тир. 10 000 экз.). Уже в самом начале (стр.4) автор горько сожалеет о том, что “потух пламень джихада… после того, как были переведены греческие книги по философии” (!). Теперь понятно, почему ваххабизм набирает своих наиболее фанатичных приверженцев из числа невежественного, социально незащищенного населения, которому недоступно широкое образование и у которого нет возможности сравнить и отделить пшеницу от плевела. (Как будто автор забыл, что первым повелением Ислама было “Читай!”, а не, например, “Стреляй!”). Относительно этимологии самого слова джихад – в переводе оно отнюдь не означает “священная война” (как следует из контекста брошюры). Автору, арабу по национальности, следовало бы иметь в виду происхождение слова от глагола “Джахада”, т.е. – “Прилагать максимум усилий к чему-либо, проявлять усердие”. Исламская традиция различает три вида джихада – “Величайший” (или борьба с собственным эго), “Великий”, или борьба на идеологическом фронте, убеждение врагов Ислама в их неправоте, проповедь правого дела, и, наконец, “Малый”, или оборонительная вооруженная борьба в случае необходимости защиты мусульманской веры от притеснений. (См. Рухолла Мусави Хомейни, “Джихад-е Акбар йа Мобарезе ба нафс” – “Величайший джихад, или борьба с собственным эго”).  Или еще один опус: “Где эти современные сочинения, которые должны быть у молодежи в руках во всех Исламских странах, чтобы просвещать их о всех победах Ислама в мире. Вместо этого мы имеем работу неграмотного безбожника Ибн Матхара “Минхадж ал-карама”, в которой он осыпает бранью сподвижников и их последователей, порочит их деяния и достоинство, испытывая стыд за их войны с огнепоклонниками, римлянами, турками” (стр. 15). (Снова можно процитировать Коран: 2:256, 3:199, 2:62 и т.д.). 
 
Приводить такие цитаты можно бесконечно, однако, и на рассмотренных примерах читатель может убедиться в явных противоречиях между подлинно духовным Исламом Пророка и идеологией тех политиков, которые используют исламские лозунги в собственных интересах.  На сегодняшний день община ваххабитов – это преимущественно кучка полуголодных и полуграмотных людей, увлеченных соблазном “очищения религии” и ее упрощения. Однако, не следует забывать и о том, что уровень неграмотности в мусульманском мире чрезвычайно высок. Если говорить о буквальной, литературной неграмотности, то этот показатель составит не меньше 60% взрослого населения таких регионов, как Северная Африка (в частности, Алжир и Египет), Афганистан или Пакистан. Характерно, что именно эти точки на карте отмечены вспышками религиозного экстремизма проваххабитского толка. Если же добавить показатель политической безграмотности населения (к сожалению, такой общий показатель отсутствует, но статистические исследования политической активности населения в различных регионах, тем не менее, ведутся), то список могут пополнить и северокавказские регионы РФ, и центральноазиатские государства СНГ. В частности, известны случаи, когда определенные перегибы в антиваххабитской кампании в Узбекистане вызывали у населения обратную реакцию. Все перечисленные выше регионы представляют собой огромный потенциал для пополнения рядов тех, кто завтра будет готов к физической расправе над любым инакомыслием, в том числе и над самим Исламом в его ортодоксальной форме, способствуя как ослаблению мусульман в собственной среде, так и созданию ложного имиджа Ислама как агрессивной религии на международной арене. Бдительность со стороны как мусульман, так и представителей всех других религий (к терпимости и развитию дружеских отношений с которыми Ислам призывает) должна послужить залогом того, чтобы в двадцать первом столетии человеческое общество стало обществом без религиозного насилия.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Возможность комментирования заблокирована.