• Сообщается от Ибн ‘Аббаса, что Посланник Аллаhа ﷺ сказал (смысл): «Тот, в сердце которого нет ничего из Корана, подобен разрушенному дому!». Хадис передал ат-Тирмизи 2913.

Осторожно, Ислам не такой! Юсуф ар-Рифаи: Письмо арабам

Ваххабизм – не просто опасное заблуждение, его существование это симптом страшной болезни, которая охватила исламский мир. Данный текст принадлежит перу известного мусульманского религиозного деятеля Юсуфа ар-Рифаи. Его призыв, проливающий свет на характер и сущность ваххабизма, адресован всем мусульманам, в особенности, арабским народам.

Зачастую у простых обывателей, представителей мусульманского сообщества, возникает сомнения, а есть ли ваххабизм в действительности или это фантом, выдуманный теми или иными силами в своих целях. Не исключая участия посторонних сил в ‘раскрутке’ ваххабизма, давайте же, наконец, обратимся к подлинным фактам и осмыслим их.
 
Нас иногда упрекают в том, что, вновь и вновь возвращаясь к теме ваххабизма, Ислам.Ру сеет фитну и проч. Мы же считаем, что пора прекратить позволять дурачить себя и настаиваем на том, что о тех или иных деятелях необходимо судить не по броским речевкам типа ‘Вернемся к чистому Исламу’, а по их реальным делам:
 
После праведных халифов и Великой Фитны[1] мусульмане продолжали объединяться и расширять свои владения. При Халифате Аббасидов на востоке была основана великая, победоносно распространявшая свое влияние цивилизация. Балх, Самарканд и Бухара стали центрами приобретения глубочайших знаний и халяльной торговли. Когда проживавшие там мусульмане стали тратить свое богатство лишь на себя, их постигли слабость и упадок, и Аллах послал непобедимые силы Чингис-Хана и Великой Орды. В то время как суфии-кадириты[2], отдававшие предпочтение Медине как колыбели всех мазхабов[3], предупреждали, что для выживания мусульманского общества требуется неуклонное, точное и всестороннее соблюдение требований Шариата, касающихся зиммиев[4].
 
На Западе Ислам распространился по территории Северной Африки, включая страны Магриба. Победа Мурабитунов[5] в Андалусии привела к длительному присутствию Ислама в Европе, что дало всему миру великих ученых и философов, таких как аль-Куртуби, Ибн Рушд-дед и его прославленный внук[1]. Андалусское, европейское мусульманское сообщество существовало до тех пор, пока оно твердо придерживалось учения Медины, включавшего неукоснительное повиновение Аллаху и Посланнику, да благословит его Аллах и приветствует, для того, чтобы господствовать над зиммиями и защищать их. По иронии судьбы, иудеи и христиане могли процветать лишь благодаря тому, что они платили налоги и находились под контролем, твердо соблюдая законы, гарантирующие власть, могущество и щедрость исламского правления.
 
Когда Чингис-Хан воздвиг свой минбар и сделал знаменитое заявление: ‘Я – бич Аллаха!’, это не следовало понимать так, что он восстал против Аллаха. В глубине своего существа этот выдающийся человек каким-то образом знал, что расчищает руины древней веры Ислама, подвергшейся предательству. Наш любимый Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, говорил, что ребенок – это тот секрет, который скрывает его отец. Случилось так, что сыновья великого хана, в свою очередь, один за одним стали мусульманскими лидерами. На западе турецкие племена уже обратились в Ислам, впервые – при власти армии сельджуков[7]. Еще западнее последователи Османа Гази[8] расширяли свою территорию и влияние, упоминая в своих пятничных проповедях правителя сельджуков. Османское правление началось в тот день, когда Осман Гази приказал, чтобы по всей стране его имя упоминалось в пятничных проповедях. Когда великий Вали’улла Явуз Селим Хан[9] повел свои армии на юг через Дамаск и достиг Багдада, халифату Аббасидов была обеспечена безопасность, и великая исламская Умма объединилась. На периферии находились Малайский султанат, Индия Моголов, а на западе – Магриб. Все они поддерживали глубокие духовные и интеллектуальные отношения с Султаном как с Халифом. Эти связи не дрогнули во время различных происходивших в истории переворотов. Общение улемов, архитекторов и студентов Османской империи и Моголов не могло быть более тесным. Оно оказывало глубокое влияние как на великий язык Османской империи, так и на распространенные на индийском субконтиненте языки – пенджабский и урду. До времен султана Абдулхамида II Хана[10], да будет доволен Аллах этим великим халифом, военные корабли направлялись в воды архипелага Индонезии, чтобы обеспечить безопасность паломников, отправлявшихся на хадж через моря, кишащие пиратами.
 
На протяжении всего этого периода Ислам продолжал свое победоносное шествие. Центром исламской земли был Стамбул, до этого – Багдад, а еще раньше – Медина. Исламский мир народов Малайзии, исламский мир субконтинента Моголов, а также Анатолия, центральная опора правительства Османской империи, населенной турками, албанцами, арабами и курдами – все они были центрами, где сосредоточилось огромное богатство, и немусульмане-европейцы стали одержимы желанием вторгнуться в эти земли. Лишь одна вещь охлаждала их пыл – невообразимая сила и эффективность исламских армий Джихада, державших их в страхе. На протяжении всей своей истории Османская армия не проиграла ни одного основного сражения, если не считать серьезных поражений на периферии – в России и на Балканах, имевших место на последней стадии существования Османской империи.
 
Османский мир исламского сообщества был побежден не военным путем, он был побежден разрушившим его изнутри влиянием неверующих, которым удалось убедить мусульман, что технический прогресс зависит от финансовой процедуры, которая сама по себе не имеет отношения к технологии, но благодаря которой достигается технологический результат. Все вторжения европейцев в основу мощи Османской империи состояли в дружеских ‘советах’, призывавших шаг за шагом к разрушению исламской веры. Не случайно каждый год, в годовщину дня роспуска янычаров – многонациональной армии Джихада, служившей военной опорой на протяжении столетий, в турецких журналах появляется множество объявлений, сообщающих, что это событие привело к появлению в Турции кафирской банковской системы. Можно сказать, что с точки зрения истории, знавшей великий духовный и политический гений Султана Абдулхамида II Хана, среди мусульман появились первые признаки предательства и вероломства. Успех сил, которым довелось одержать победу, был основан на отмене Халифата, отрицании мазхабов и, как мы увидим, активных проявлениях ненависти к Пророку, да благословит его Аллах и приветствует и да удостоит его наивысшей степени, которую он заслужил среди первых сынов Адама, да пребудет с ним благословение Аллаха, которые вылились в войну против него.
 
Я не собираюсь повторять вслед за этими самопровозглашенными модернистами их высокомерных и легкомысленных заявлений. Все их заявления, касающиеся фикха, – это не более чем клевета на великих мусульман прошлого. Их негодование по поводу проявлений любви к Пророку, да благословит его Аллах и приветствует, заслуживают лишь глубочайшего презрения. Следующим из наиболее шокирующих элементов всего этого стала поразительная антиинтеллектуальная атака против суфиев и учения тасаввуфа. То, что мы вынуждены наблюдать – это конечный результат их нездоровой, ужасающей и яростной атаки, предпринятой против мусульманского народа. Надо понимать, что они атаковали неверующих агрессоров, они атаковали мусульман. Они не враждовали с лидерами немусульманских стран, а заигрывали с ними, искали их расположения и принимали от них награды. Они открыто и без труда вступали в масонские ложи. Они считали друзьями английских и французских губернаторов Ближнего Востока. Наиболее мерзкие и скандальные из этих людей находились на плававшей по Нилу барже в компании величайшего кафира Уинстона Черчилля, за обедом, во время которого он воскликнул: ‘Ваша религия запрещает свинину и вино, моя религия – разрешает, поэтому я буду есть свинину и пить вино, а вы можете обойтись без этого, приятного аппетита!’ Унизив их, он расстелил на столе, залитым расплескавшимся бренди, карту, и сказал: ‘Ты будешь королем Ирака, ты – королем Иордании, а ты – Аравии’, к чему только что назначенный им король добавил: ‘Саудовской Аравии!'[11].
 
Какой исламский фикх мог стать результатом такого сборища? При их сыновьях в аравийских землях установилось абсолютное финансовое и технологическое господство Запада. Законы, касавшиеся зиммиев, были отменены. Под их нездоровым контролем вся Палестина, которую султан Абдул Хамид II Хан провозгласил вакфом[12], оказалась под сионистской оккупацией. Единственным ответом на нее стало игнорирование некоторых военных обязательств и превращение Аль-Аксы в святыню Ислама, что переместило вопрос в духовную плоскость. Как легко игнорировать напоминание улемов о хадисе Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, гласящем, что нет мечети над другими мечетями, кроме Запретной[13]. Поскольку восставшие саудиты не признавали законность политики исламской Османской империи, они оказались неспособными опровергнуть абсурдные претензии сионистов на Иерусалим, не имеющие никакого оправдания с точки зрения международного права.
 
Одна из крупных компаний, занятая разработкой запасов нефти и ее добычей, ARAMCO, выпустила глянцевую брошюру, в которой рассказывала об Исламе своим клиентам (еврейским банкирам и европейским дилерам), приводя необходимые фотографии исламских произведений искусства. Там были карты и исторические очерки. В брошюре утверждалось, что Ислам был арабским феноменом и что никогда не было ни мусульманской империи Османов, ни правительства Моголов. Предполагалось, что Ислам – частная собственность племени из Неджда[14], и из него исключалось великое мировое сообщество мусульман, не слабевшее и одерживавшее победы на протяжении столетий. Все это было предано забвению.
 
На карте не были показаны ни Турция, ни Индийский субконтинет, фактически не были показаны страны Магриба. Сердцем доктрины был откровенный арабизм, отрицавший сотни миллионов турецких мусульман, индийских мусульман, малайских мусульман и мусульман-берберов. Правда состоит в том, что та новая религия, которую они создали и упорно называли Исламом, была и остается совершенно неприемлемой для огромной массы живущих во всем мире мусульман и их улемов. Позднее мы рассмотрим эти урезанные, перепутанные и извращенные доктрины, которые они предложили под именем Ислама, ту ‘религию’, которая совершенно согласна с военным господством кафиров, с их политической практикой, с их финансовой системой, и с фундаментальным использованием ростовщичества, внутренне присущего всем банковским системам, включая иногда и ‘исламский банкинг’. Утверждая, что они хотят установления исламского шариата, они, как мы уже заметили, отменили закон о зиммиях. Они отменили семейные традиции Ислама, разрешив иметь более четырех законных жен, в прямом противоречии с книгой Аллаха. Они отменили вакфы, исламскую систему предпринимательства и достижения благосостояния. Они жестки по отношению к мусульманам и мягки по отношению к представителям других религий.
 
Возвращаясь к нашей метафоре о больном и враче, скажем, что, возможно, больной вспомнит один из первых эпизодов проявления ужасной болезни. Мухаммад Абдо[15] получил высокую должность от Лорда Громера, губернатора Египта и отпрыска банкирской семьи Баринг, история которой проходит через обращение в Христианство и еврейское гетто в Литве. Уже будучи отвергнутым величайшим улемом своего времени, Шейхом ‘Иллийшем, который ударил его по голове и пролил его кровь за оскорбления, нанесенные им Пророку, да благословит его Аллах и приветствует, – и таким образом будучи отверженным великим знатоком исламского права – он получил признание в масонских ложах Каира и в компании циничного обманщика, авантюриста Джамаль ад-Дина аль-Афгани. Продвинутый своим босом в муфтият, он объявил дозволенной практику почтовых отделений, выполнявших функции банков. В этом был первый симптом. Волна распространялась. Вскоре Ротшильды устроили сионистскую базу в Палестине в офисе банка.
 
О, арабы! Внимательнее изучайте реальную историю, если вы хотите увидеть проявления ложной акыды[16]. Кто был врагом Халифа всех мусульман? Им был кафир. Кто поднял руку на Султана Абдулхамида II Хана? Младотурки, собравшиеся в светских клубах и масонских ложах Салоников, среди которых был Мустафа Кемаль, человек сомнительного происхождения, почти наверняка – последователь донмё, еретического еврейского культа, направленного на свержение Халифата. Кафиры – банкиры и политики. Сыны Сауда. Пленный Сауд был доставлен в Стамбул и обвинен в измене, совершенной им против Султана Махмуда II. Мусульманская армия, возглавляемая египтянами, в 1813 году разгромила дикие, примитивные орды ваххабитов, осквернивших Мекку и Медину. По приказу Султана его не судили за измену, а подвергли испытанию улемов, чтобы проверить, насколько хорошо он знает Ислам. Он был объявлен откровенным зиндиком[17], и его было приказано казнить, не предоставив ему права совершить перед казнью молитву из двух ракятов, которая была дозволена обыкновенному предателю. Таким образом, голова Сауда была помещена на стенах Стамбула. Если бы это было мнением, с которым были бы согласны все улемы ханафитского масхаба, мнением, принятым законным Халифом всех мусульман, то было бы верным всеобщее суждение, или же всех следовало бы признать кафирами, за исключением правителя бедуинов! Вот – понимание истории, принятое тем режимом, который в конце концов совершил глобальный акт разрушения Ислама во имя этой новой хариджитской ереси[18].
 
Эта новая акыда, представляющая собой антитезис к Исламу, не может продолжать нас запугивать. Постоянные нападки на тасаввуф и суфиев – это, безусловно, обман, в то время как на протяжении последнего столетия так называемые ‘борцы за чистоту религии’ отдали все свое богатство и свою энергию в руки кафиров и стали их подобострастными последователями. То, что мы видим сейчас из их истинной природы, было непосредственно открыто всем мусульманам благодаря всемогуществу Аллаха. Под этим я подразумеваю, что события, что историческое развитие событий, которому суждено было иметь место на протяжении последней сотни лет, продемонстрировали истинную природу ваххабитских ‘борцов за чистоту религии’ и того, что они приготовляли для мусульманского народа. До сегодняшнего дня они обвиняют суфиев в нововведениях (бид’а)[19], и слово ‘бид’а’ стало инструментом нападок не только на преданных последователей Аллаха и Его Посланника, да благословит его Аллах и приветствует, но и против аулия Аллаха[20], да будет доволен Аллах ими всеми. Разрушение завий и такий суфиев[21] было ‘совместным предприятием’ злокозненного кафира-разрушителя, диктатора Турции Мустафы Кемаля и лицемерного предателя своего Халифа и узурпатора его власти, отвратительного и позорного ‘Абд аль-Азиза ибн Сауда. Нет необходимости защищать тасаввуф, и обвинение в нововведениях (бид’а) стойких мусульман, которые следуют за своими шейхами в великом едином братстве Накшбандийского и Кадирийского тарикатов, достойно презрения. До закрытия завий ваххабитскими антиисламскими силами и ‘светскими’ войсками Мустафы Кемаля, которые по крайней мере открыто называли себя кафирами, мусульмане были сильными и великими. Османская империя динамично и победоносно развивалось. Когда антиисламские силы закончили свое сатанинское дело, мусульманский мир оказался разбит на жалкие мини-государства во главе с диктаторами, подобострастными или же психически больными. Все богатство и ресурсы мусульманской земли, в свое время распределявшиеся между населявшими ее людьми в соответствии с системой мусульманского благосостояния (вакфов), были просто-напросто направлены в земли кафиров, что обеспечило им абсолютное господство над исламскими землями.
 
Юсуф ар-Рифаи, Кувейт
 
 
 
[1] Праведные (рашидун) халифы – четыре халифа, правившие мусульманской общиной после смерти Пророка, да благословит его Аллах и приветствует: Абу Бакр ас-Сиддик (Правдивейший) (632-634 гг. н.э.), Умар ибн аль-Хаттаб (634-644 гг.), Усман ибн Аффан (644-656 гг.) и Али ибн Аби Талиб (656-661 гг.). Великая Фитна – война между последователями последнего праведного халифа Али ибн Аби Талиба и сторонниками Муавии ибн Аби Суфйана, в которой последний победил, основав династию Омейядов.
 
[2]Суфии – последователи суфизма (далее в тексте – Тасаввуф), сокровенного знания Ислама. Кадириты – суфии тариката Кадирийа.
 
[3]Мазхабы – исламские правовые школы. Основных четыре: ханбалитский, маликитский, шафиитский и ханафитский. Именно в Медине в конце VII – начале VIII в. сложилась первая школа мусульманского фикха (легендарные семь факихов Медины). Здесь же жили основатели мазхабов Абу Абдаллах Мухаммад аш-Шафии и Малик ибн Анас.
 
[4]Зиммии, или ахл аз-зимма (‘покровительствуемые’) – иноверцы, признавшие власть мусульман, платившие налог (джизию) и получившие покровительство: защиту от внешних врагов, неприкосновенность личности и имущества.
 
[5]Мурабитуна – Альморавиды, династия, правившая в Магрибе (Северной Африке) и в Испании в первой половине XI – первой половине XII вв.
 
[6]Аль-Куртуби (…- 1272) – Абу Абдаллах Мухаммад аль-Куртуби, правовед маликитского мазхаба, знаток предания, известный своим комментарием к Корану. Ибн Рушд-дед (ум.1126) -факих маликитского мазхаба, кади Великой Мечети в Кордове (Андалусия – Испания). Его внук, также Ибн Рушд (1126-1198) – Аверроэс, великий мусульманский ученый, богослов и философ, ‘толкователь Аристотеля’.
 
[7]Сельджуки – турецкая династия, правившая империей Сельджуков, достигшей пика своего могущества в XI – XII вв. и раскинувшейся от Ферганы (в совр. Узбекистане) на востоке до Восточной Анатолии, Сирии и Хиджаза (Саудовская Аравия) на западе.
 
[8]Осман Гази – Осман I, основоположник династии Османов.
 
[9]Селим I (1512-1520) – девятый османский султан, завоеватель запада Малой Азии, Сирии и Хиджаза, первый османский султан, назвавший себя Хранителем Двух Святынь (Мекки и Медины).
 
[10]Абдул Хамид II (1876-1909) – 36-ой османский султан.
 
[11]Встреча Уинстона Черчилля с Фейсалом ибн Хусейном, Абдаллахом ибн Хусейном и Ибн Саудом. Первый из них стал королем Ирака (1921-1933), второй – Иордании (1921-1951), а третий – сначала королевства Неджд (1902-1927), затем – королевства Хиджаза, Неджда и присоединенных территорий (1027-1932), наконец – Саудовской Аравии (1932-1953).
 
[12]Вакф здесь – земля, весь доход с которой идет на благотворительные и религиозные цели.
 
[13]Аль-Масджид аль-Харам – Запретная Мечеть в Мекке.
 
[14]Неджд – центральная часть Аравийского полуострова, колыбель династии Саудидов.
 
[15]Мухаммад Абдо (1849-1905) – ‘реформист’, ‘модернист’, прикрывавший свои измышления именем Ислама.
 
[16]Т.е. вероучения, доктрины.
 
[17]Зиндик – в узком смысле последователь немонотеистической религии, в широком – неверующий в Аллаха.
 
[18]Хариджиты – движение, появившееся на заре Ислама, исходило из ряда ложных принципов.
 
[19]Бид’а – неприемлемое нововведение в религии.
 
[20]Аулия – приближенные ко Всевышнему рабы, святые.
 
[21]Завия, такия – обитель суфийского шейха, в котором он читал проповеди и наставлял учеников (мюридов).
islam.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Возможность комментирования заблокирована.